Архитектурное Бюро Лены Гординой | Развитие комфортабельного городского жилища
Архитектурное Бюро Лены Гординой
+7 965 345 47 32

Развитие комфортабельного городского жилища

Тенденции и история

Характерными чертами архитектуры всегда считались статичность и неподвижность архитектурных объектов. Возникающая в связи с этим проблема морального старения архитектурных объектов ставит задачу их адаптации к изменяющимся требования, к реальным современным возможностям.

Все это требует разработки более совершенной методики проектирования зданий и сооружений, позволяющей предусмотреть технические и композиционные возможности адаптации зданий к изменениям функции. Таким образом, возникает вопрос перехода от традиционной архитектуры к рациональной, т.е. оптимизации жилой среды за счет изменяемости подвижной архитектурной формы.

Ситуация в жилищной архитектуре конца XX-XXI вв, которую естественно, трудно достоверно оценить и тем более прогнозировать, представляется именно переломной, поскольку ее, особенно в нашей стране, в целом характеризует изменение ценностных ориентаций, отказ от догм, совсем недавно считавшихся незыблемыми.

Начало XX в. ознаменовалось появлением в российском жилищном строительстве городского жилья повышенной комфортности – одно-, двухуровневой квартиры со свободной планировкой в многоэтажных жилых домах, многофункциональных комплексах, домах «клубного» типа.

 

       К первому типу квартир повышенной комфортности относятся квартиры в жилых домах бизнес – класса с подземными автостоянками, охраняемыми придомовыми территориями и встроенно – пристроенными службами быта, магазинами, салонами красоты. Например, жилой дом «Корона» и комплекс домов «Квартал» на проспекте Вернадского.

     Второй тип квартиры — это апартаменты в многофункциональных жилых комплексах с увеличенной внеквартирной инфраструктурой, охраняемыми придомовыми территориями, подземными автостоянками, фитнес-клубами, СПА- центрами, теннисными ортами, салонами красоты, бассейнами, аквапарками, ресторанами, барами, саунами, комнатами отдыха, бильярдными, яхт-клубами и боулингами в составе комплекса. Среди них «Алые Паруса» на ул. Авиационная, «Воробьевы Горы» на ул. Мосфильмовская, «Новая Звезда» на ул. Расплетина, «Триумф –Палас» на Соколе, «Город Яхт» на Ленинградском шоссе и др.

     Третий тип – это эксклюзивные апартаменты в домах «клубного» типа. Их отличительными чертами являются местоположения дома ( центральная часть города), его этажность (5-12 этажей), социальная однородность владельцев, наличие «клубных комнат»: бильярдной, спортивного комплекса, каминной комнаты, сауны, кафе, и все больше внедряющейся в элитное жилищное строительство интегрированной системы управления инженерными коммуникациями «интеллектуальный дом». Примерами таких построек могут служить «Комплекс в Зачатьевском», «Cooper House» на Остоженке, «Времена Года» в Старомонетном пер.

Все возрастающие объемы городского жилищного строительства в России и вместе с тем недостаточное количество комплексных научных исследований в области социологии, типологии, экологии жилища, современных конструкций, отсутствие научно-обоснованных предположений идеи жилища будущего приводит к ряду негативных факторов, а именно: архитектурно-планировочная организация проектируемых жилых ячеек практически не изменилась по сравнению с советским периодом, в стандартной планировке отсутствуют помещения для домашнего кинотеатра, гардеробных, дополнительных санузлов, открытых летних помещений разного типа, кабинетов и т.п.

 

Квартиры проектируют с необоснованно завышенными площадями (до 500м2), несоразмерными с потребностями и жизненными процессами, протекающими в семье советского периода, которые следуют из планировки и формы здания.

В связи с этим многие жилые дома имеют сложную форму плана и конфигурацию, что отрицательно сказывается на восприятии их в контексте города и на эксплуатации жителями, удорожает строительство, приводит к практически полной застройке отведенного участка зачастую вопреки существующим нормам.

Нельзя забывать и о том, что квартира не может считаться жилищем повышенной комфортности если она не обеспечена визуальной изоляцией, безопасностью, шумозащитой, не дополнена благоустроенным двором с озеленением, детскими площадками и обслуживающими учреждениями.

В условиях галопирующего развития научно-технического прогресса становится важным вопрос адаптации городской квартиры к существующим и прогнозируемым высокотехнологичным приборам и оборудованию, интегрированным системам управления светом, звуком, системой кондиционирования, вентиляции, единой системе «Интеллектуальное здание», которая получает все большее распространение и развитие, особенно применимо к элитному строительству.

«Интеллектуальное здание» — (IB Intelligent Building) представляет собой комплекс организационных, инженерно-технических мероприятий и программных средств, направленных на создание высокоэффективной, экономичной инфраструктуры обслуживания комплекса, максимально отвечающей потребностям пользователя.

В 2003 г. в Москве, в Старомонетном пер. был возведен первый жилой комплекс клубного типа «Времена года», который стал первым жилым «интеллекутальным домом» в России, где в единую домашнюю сеть сведены все системы жизнеобеспечения.

 

В современной зарубежной практике строительства жилых домов интересен опыт первого в мире дома с вращающимися квартирами, построенного в декабре 2004 г. архитектором Бруно де Франко в бразильском г. Куритиба, власти которого известны своими новаторскими идеями.

Квартира в доме занимает целый этаж. Каждый из 11 этажей дома вращается независимо от других. С пульта дистанционного управления либо голосом хозяин может задать направление и скорость вращения. На низкой скорости вращения полный оборот этажа на 360 град. Занимает около 1 часа.

Точно так же голосом можно управлять светом и системой кондиционирования. Остекление (в общей сложности 30м2) разбито установленными через каждые 90 град. Дверями на четыре сектора, отличающимися оттенками цвета зеркальных (двойных 3 мм) стекол: серебряным, бронзовым, зеленым и синим. Таким образом, свет, проникая через стекла, окрашивает каждый сектор соответствующим цветом.

Центральная часть квартиры не вращается. В ней находятся кухня, постирочная, санузел и спальня прислуги.

Все больше находят применение в нашей стране энергоэффективные здания, завершающим этапом развития которых стала практика строительства «Sustainble building», т.е. «Жизнесохраняющие здания», функции которых находятся в равновесии с человеком и природой.

«Sustainble building» — это обширная дисциплина, включающая изучение возможности использования экологически чистых возобновляемых источников энергии, оптимального использования затребованной энергии, сохранения водных ресурсов, повторного использования строительных материалов, улучшения качества среды обитания человека.

Выдающийся английский архитектор сэр Норман Фостер пишет о взаимовлиянии архитектуры и энергоэффективного строительства:

«Расположение и функциональное назначение сооружения, его конструктивная гибкость и технологический ресурс, ориентация, форма и конструкция, его система обогрева и вентиляции, характеристики используемых при строительстве материалов – все эти параметры влияют на количество энергии, требующейся для возведения, эксплуатации и технического обслуживания здания».

 

В Москве одним из первых жилых энергоэффективных домов стал экспериментальный проект многоэтажного жилого дома в Никулино – 2, реализованный в 2002-2003 гг. на базе типовой серии домов 111-355 МО.

Можно предположить, что в результате комплексного изучения «энергоэффективного» строительства и существующих и прогнозируемых инновационных решений системы «интеллектуальный дом» будут выявлены некоторые положения и нормативы, нарушать которые строительная отрасль не должна и которые потребуют пересмотра старых и установления новых положений в проектировании городского жилища.

Наиболее важными в ряду комплекса исследований научно-обоснованных решений развития квартиры повышенной комфортности за всю историю жилищного строительства являются социологические исследования.

Социально — эстетические идеи, повлиявшие социально на все последующее развитие проблематики современной архитектуры, были выдвинуты еще в конце XIX в, известным английским деятелем в области культуры, искусства и общественно-политической мысли Уильямом Моррисом (1834-1896).

Рассматривая проблемы архитектуры и искусства, Моррис непрерывно ставит вопрос «для кого?». Социальные соображения являются также основой положения Морриса о творческой направленности архитектуры – положений, ставших впоследствии лозунгами новаторских архитектурны течений.

Моррис впервые вводит понятие стандарта для художественных и социальных критериев архитектуры: «Ценой внедрения этого самого стандарта полезности, всеобщего и обязательного для всех, массам будет предоставлена радость иметь отдельные благоустроенные квартиры и жить в архитектурно-организованной среде».

Термин «органическая архитектура», который был создан и сформулирован Моррисом в 1984 гю (в докладе «Архитектура и история») стал отличительной чертой произведений выдающегося американского архитектора Ф.Л. Райта.

 

Ф.Л. Райт создает новую эстетику стиля прерий в строительстве особняков периода 1893 – 1909 гг. – свободного формообразования пространства, стремясь к единству жилого пространства с живой природой и в то же время формируя его соответственно повседневным потребностям обитателей.

Первые многоквартирные жилые дома появились в Москве в самом начале XX в. как результат роста населения, что оказало огромное влияние на рынок жилья. Большой многоквартирный дом являлся, в основном, порождением нового стиля, а сопутствующие ему рентабельность, комфорт и новаторские технологии отвечали потребностям растущего слоя преуспевающих предпринимателей и представителей среднего класса, проживающих в Москве.

Московские архитекторы быстро освоили новые стилистические тенденции и строительные технологии. Стиль модерн, возникший в начале XX в. был привлекателен своей гибкостью, изменчивостью, рациональностью в планировке внутреннего пространства, что было одинаково важно как для частного дома, так и для многоквартирного.

Одним из первых примеров воплощения стиля модерн и жилищном строительстве были два больших многоквартирных дома, построенных Н.М. Проскуриным (1899-1902) на Сретенском бульваре для Российской страховой компании. Проект автономного жилого комплекса с благоустроенным открытым двором казался выдающимся, поскольку предусматривал использование автономных источников водоснабжения, тепла и электричества.

В жилом доме выдающегося московского архитектора Льва Кекушева построенном по заказу Исакова на Пречестенке (1906 г.) инженерная конструкция фасада, начиная от выступающих по обе стороны эркеров и заглубленных в центре здания балконов, решена с учетом прочности материала.

Этот подход был признан наиболее рациональным.

Функциональность и эстетика удачно сочетались в работах ведущего архитектора стиля модерн Ф. Шехтеля. Его проект доходного дома, построенного в 1904 г. на Мясницкой улице по заказу Строгановской художественно – промышленной школы, стал сочетанием строгого функционализма кирпичных стен и тонким многоцветным декором керамических панелей эркеров.

Развитию теории социальной гармонии посвятил почти 40 лет французский архитектор Шарль Франсуа Мари Фурье (1772-1837). Согласно идеям Фурье, население делилось на так называемые фаланги, численностью около 1800 чел., которые размещались в фаланстере, смоделированном по образцу Версаля – «миниатюрном городе без открытых улиц». Каждый фаланстер представлял собой городской блок с четким разделением функций. Помещение для совместной деятельности (библиотека, зимний сад) располагалось в центре, рядом с помещением для обучения, а заводы и матсерские в крыльях домов.

В «фаланстерах» Фурье люди объединялись в соответствии с психологическим принципом «притяжения по страсти». В прилегавших павильонах находились квартиры (разных размеров и стоимости), дома соединялись между собой крытыми стеклянными галереями.

Бразилия. Дом с вращающимися этажами. Общий вид и вид интерьера квартир

Идеи Фурье нашли своих приверженцев в лице архитекторов – авангардистов начала XX в. как и программа Э. Говарда «Город будущего», провозгласившего «мирный переход к реальным реформам» посредством выверенного планирования и дизайна.

Многоквартирный дом стал основным типом жилища в советских городах в последующее десятилетие.

Многоквартирный дом стал основным типом жилища в советских городах в последующее десятилетие.

Победителями первого конкурса архитекторов на проект дома для рабочих в 1922 г. были С. Чернышев (1881-1963) за проект дома на Серпуховской ул. и Л. Веснин за проект здания, расположенного в Симоновском районе. Оба проекта не сильно отличались от дореволюционных доходных домов, если не считать обязательных для каждого дома клуба, детского сада и яслей, общей ванной и прачечной.

Настоящие дома-коммуны, разработанные советскими архитекторами – авангардистами в 1920 –е годы, были не только местом для проживания, но и своеобразным самодостаточным городским блоком – автономной общиной со всеми необходимыми службами.

В своей статье «Фундаменты для возведения теории архитектуры» основатель первой профессиональной архитектурной группы АСНОВА (Ассоциация новых архитекторов), занимавшийся проектированием домов – коммун, Н. Ладовский (1881 – 1941) определил, что качественный аспект архитектуры заключается в синтезе архитектурного и технического рационализма.

В своих проектах Ладовский показал возможность новых технологий и разнообразие пространственных композиций, которые могли быть реализованы на основе нескольких стандартизированных «жилищных единиц» (квартир или домов). В конкурсном проекте дома для рабочих на ул. Стромынка в Москве (1924 г.) Ладовский разработал четыре варианта объединения жилых единиц: в прямоугольный блок, в ступенчатую диагональную цепочку, в комбинацию из трех единиц по принципу медовых сот и такое же сочетание из шести единиц, создав таким образом квартал с уникальным общим экстерьером и разнообразием внутренних дворов.

Развитие типов домов, особенно домов-коммун, нашло дальнейшее воплощение в разработках в разработках главного оппонента группы АСНОВА Объединение современных архитекторов (группа ОСА), идеологом движения которого стал Моисей Яковлевич Гинзбург.

Коммунальный дом М.Я. Гинзбурга представлял собой двухэтажные ячейки со спальней на уровне первого этажа и кабинета, расположенного над ней. Гинзбург определил свой дом-коммуну как эксперимент нового типа дома, где индивидуальное пространство в полной мере сочетается с социальными функциями (столовая, комната отдыха, детский сад, прачечная, и т.д.)

Группа Гинзбурга разработала пять типов жилых секций в нескольких вариантах для изготовления заводским способом. Все жилые единицы были тщательно исследованы. Анализ затрат времени и движения в каждой секции, дневное освещение каждой комнаты, естественная вентиляции и эффективная эксплуатация неиспользованных высот полезной площади (прихожая, кухня, ванна) значительное расширили экономический эффект квартир старого типа.

Разноуровневая секция типа Fкак самая экономичная была принята для многоквартирного дома Наркомфина, построенного Гинзбургом в 1928 -1930 гг. на Новинском бульваре.

В те же годы прошлого столетия выдающийся архитектор К.С. Мельников одним из первых в советской архитектуре начал поиски новых в социальном отношении типов зданий и нового архитектурно-художественного образа. На основе проекта собственного дома им был создан «проект применения принципа цилиндрического дома в блочной системе».

Интересны его исследования рационализации быта, проведенные для конкурсного проекта «Зеленого города», которые имеют общие черты с теорией рационализации отдыха Ладовского.

Идеи, разработанные группой ОСА в 1927 г. – спаренные двухэтажные квартиры оказали значительное влияние на творческое развитие Ле Корбюзье и нашли дальнейшее отражение в его собственной работе – в пересекающейся двухэтажной жилой ячейке (1932 г.), которая впоследствии была использована как типовая секция Марсельской жилой единицы, сооруженной в 1947 -1952гг.

Это сооружение представляло собой 337 жилых ячеек. Дом с магазином, отелем, крышей – палубой, беговой дорожкой, бассейном, детским садом и спортивным залом был таким же конденсатом общественной жизни, как и дома – коммуны 1920 г.

Это тотальное объединение коммунальных услуг напоминало модель фаланстера Фурье XIXв. не только своими размерами, но и независимостью от непосредственного окружения. И как фаланстер должен был обеспечить обычного человеку «царственный приют», так и жилая единица в Марселе рассматривалась автором как возвращение к простейшему жилому сооружению.

В средине 50-х стало очевидно, что города и здания, построенные по всем законам рационализма, не удовлетворяют требованиям, на которые специально были рассчитаны.

В 1956 г. После распада Афинской хартии принципиальный сторонник рационализма Иона Фридман, рассматривающий архитектуру как действенное средство социальных преобразований, развивает идеи и методы подхода подхода к проектной деятельности. В 1957 г. архитектор основывает научно-исследовательскую группу по изучению мобильной архитектуры, годом позже публикует магистерскую диссертацию под названием «Мобильная архитектура».

Книга Ионы Фридмана «Научные методы в архитектуре» (1983 г.) посвящена проблемам обоснованности проектного решения и взаимоотношения архитектора и будущего потребителя. Автор предлагает новаторские решения по совершенствованию методологии проектирования и внедрению в него математических методов. Разработана методика привлечения потребителя к участию в процессе проектирования и учета его потребностей и пожеланий.

В этой работе автора прежде всего интересует проблема демократического, равноправного расселения в условиях демографического взрыва и экологического кризиса.

И.Фридмана интересовало не разнообразие архитектурных идей, а удовлетворение всего многообразия запросов и потребностей всех людей. Он предлагает рабочую программу деятельности архитектора, базирующуюся на нескольких основополагающих принципах. Система проектирования должна обеспечивать получение экономических градостроительных решений, сохраняющих экологическое равновесие, причем экономичность строительства не должна отражаться в каком бы то ни было отношении на комфортности жилища.

Многочисленные последователи восприняли как раз глобально – эстетическую направленность его проектов, не касаясь социального содержания.

Появилось новое архитектурно-футурологическое направление, создавшее многочисленные проекты городов будущего, которые показали богатые возможности преодоления однообразия для глобальных предложений.

Перечень их имеется в книге М.Рагона «Города будущего» (1969 г.)

В 1973 г. в секторе проблем комплексного оборудования жилища отдела жилых и общественных зданий ВНИИТЭ была выпущена книга А.Рябушина «Футурология жилища».

В этой работе исследователей привлекает ряд новых структурных принципов организации жилища, увеличивающих пространственную гибкость и функциональный динамизм жилых образований, их мобильность, возможность органического обновления, приспособляемость к меняющимся условиям, идеи технизации, бионизации, кибернетизации жилой среды, способствующие регулированию и трансформации основных элементов и структуры среды в целом.

В 1982 г. авторским коллективом ЦННИЭП жилища Б.Р. Рубаненко, К.К. Карташовой, Д.Т.Тонским была издана наиболее значимая работа в области социологических исследований и прогнозирования – книга «Жилая ячейка в будущем». В данной работе новации рассматриваются в трех основных методологически рассматриваются в трех основных компонентах его формирования и развития: социального заказа, экономических возможностей общества и архитектурно — пространственных форм. Основная проблема исследования – установления соответствий потребностей семей параметрам и структуре современных и перспективных жилых ячеек, а также углубление теоретических знаний о жилой ячейке на основе фактических данных по эксплуатации разными семьями.

Доктор архитектуры профессор К.В. Кияненко пишет: «Типологическая дифференциация приводит к необходимости постоянно наращивать уровень специализации жилищного фонда, что на практике означает необходимость более частой смены жилищ обитателями в связи с изменяющимися условиями. Кроме того, чем более дифференцирован жилищный фонд, тем он дороже и тем сложнее в эксплуатации, тем труднее прогнозировать его использование. К тому же многие типологические различия моделей обитателя и обитания являются преходящими, временными. Таковы особенности требований к жилищу, связанные с возрастом, состоянием здоровья, уровнем дохода и до. По этим причинам интерес к «универсальному», «адаптируемому», «динамичному», «всевозрастному», «поливалентному» жилищу, которое позволит не увеличивать, а уменьшать степень дифференцированности типологии жилищ и при этом повышать их «социальную адресность».

Таким образом, очевидно, что за предшествующее десятилетие был сделан весьма важный задел, связанный с социологическими и архитектурными исследования в области жилища, определения путей его перспективного развития, технических прогнозов по его дальнейшему оснащению новыми приборами и бытовыми машинами, рассмотрены возможности варьирования типов жилища в зависимости от социального заказа.

Этот задел состоит из достаточно большого количества новых для наших условий особенностей, две из которых следует отметить особо.

Во-первых, расширение типологического ряда жилища заставило нас убедится в определенном стирании граней между особняком и комфортабельной квартирой. Так, решение верхнего яруса пентаусов все более напоминает летние помещения загородного дома. Каминные залы двухэтажных общих комнат носят то же смысловое значение и проектируются аналогично как в пентхаусе, так и в усадебном доме. Много общего можно найти и в приемах решения клубного жилого дома и комфортабельного коттеджа.

Второй особенностью можно назвать значительное повышение внимания заказчика – инвестора к решению интерьерного жилища.

Все больший водораздел приходит между планировкой квартиры жилого дома, решенной средствами архитектуры, и ее меблировкой, оборудованием и декором, разрабатываемыми дизайнерами по интерьеру. Отсюда вытекает необходимость усиления внимания к интерьеру жилища, являющемуся заключительной фазой работы профессионалов над завершением проекта, включая его осуществление в материале.

Рост объемов жилищного строительства не оставляет нам право на ошибку в определении путей его дальнейшего развития.

План квартиры общей площадью 145 м² для одного человека в жилом комплексе «Воробъевы горы». Архитектор Е.Ж. Гордина.

Интерьер кухни.

Спальня. Стеклянные полы подсвечены светодиодами.

Теперь, в новых экономических условиях, у нас появилась возможность выверить массив предшествующей информации на совершенно конкретных пожеланиях и требованиях реальных собственников – инвесторов высококлассного жилища, помня при этом, что запросы пока еще единичных обеспеченных заказчиков имеют тенденции в короткие исторические сроки превращаться в требования архитектуры массового жилья.

Системный подход в научной работе связан с целенаправленным поиском оптимальных решений актуальных проблем с учетом эволюции окружающей среды, научных достижений и технического прогресса при всестороннем учете взаимосвязей между отдельными инновационными продуктами.

Объединение полученных данных дает возможность выход на новый результат, активно влияющий на проектирование жилища, прогнозировать повышение его КПД во времени.

Обобщение и систематизация предлагаемых заказчиком инвестором вариантов поможет вычленить из множества тенденций основные направления дальнейшего развития комфортабельного жилища, способного влиять на совершенствование архитектуры в ближайшей и более отдаленной перспективе.

В заключении хотелось бы привести пример интерьера квартиры в жилом комплексе «Воробьевы Горы» созданного по проекту автора статьи.

Планировка квартиры — простая, минималистская, с общей планировочной концепцией классической анфилады.

Небольшая кухня вмещает весь набор необходимой техники. Традиционную барную стойку вытесняет остров высотой 950 мм с варочной панелью для приготовления пищи и стол для завтраков.

В спальне — ничего лишнего: кровать и зеркало; все вещи в отдельной гардеробной комнате. В большом санузле при спальне – двухместная гидромассажная ванна. Кроме того, в спальне расположен большой комод с плазменным телевизором над ним.

Светодиоды присутствуют в элементах мебели и освещения. Стеклянные полы ванной комнаты освещаются световодами.

Двери – звукоизоляционные перегородки «Dorma» — Varipanпозволяют создавать как абсолютно замкнутые пространства, так и полностью взаимопроникающие друг в друга.

Встроенная в подвесной потолок система освещения галереи – анфилады позволяет регулировать яркость света – от обычного яркого днем до приглушенного ночью. Причем цвет ночного освещения несколькими квадратными встроенными светильниками может настраиваться с пульта управления по шкале RGB(желтый, красный, синий, а также смешивание)

Список литературы

Табунщиков Ю.А. Бродач М.М. Шилкин Н.В. Энергоэффективные здания – М: «АБОК –ПРЕСС»ю 2003

Гольдзамт Э. Уильям Моррис и социальные истоки современной архитектуры. – М.Стройиздатю 1973.

Брумфильд У. Рубл Б. Жилище в России: век XXархитектура и социальная история/Монографический сборник – М,: «Три квадрата», 2001.

Рагон М. Города Будещего. – М.: «Мир», 1969.

Рябушин А.В. Архитекторы рубежа столетий – М.: «Искусство XXIвека», 2005.

Саркисов С.К. Основы архитектурной эвристики – М.: «Архитектура – С», 2004

Молчанов В.М. Проблемы современной жилищной архитектуры и качество жизни//

«Жилищное строительство», 2004. № 11

Фридман И. Научные методы в архитектуре.- М. Стройиздат. 1983

Сапрыкина Н.А. Развитие и использование принципов динамической адаптации архитектурных объектов// «Известия вузов. Строительство» 1999, №11

Рубаненко Б.Р. Карташова К.К. Тонский Д.Г. Жилая ячейка в будущем/ ЦНИИЭПжилища – М., 1982

Кияненко К.В. Типология жилища: от проектной рекламентации к стимулированию разнообразия // «Жилищное строительство», 2005 №7

Хан-Магомедов С.О. Константин Мельников – М.,Стойиздат, 1980.

Вид из гостиной сквозь галерею-анфиладу. Ночное освещение светодиодами.

Вид из гостиной сквозь галерею-анфиладу. Обычное освещение галереи.

Свет на светодиодной панели мебели гостиной переключается с пульта управления или настраивается таймером в различные цвета.